Добавить на Яндекс

Именинный пирог рецепт


Четыре пирога и один каравай для празднования именин | Питание и диеты | Кухня

До революции в России именины были чуть ли не важнее, чем день рождения. Все прекрасно знали, когда празднуется день ангела и не забывали его отмечать. Но после революции эта традиция, к сожалению, отошла в тень. Мы стали забывать об именинах, кроме некоторых счастливцев и счастливиц, среди которых и Татьяны.

Вообще именины всегда праздновали по-особенному. Именинник в этот день всегда сам пек пироги – с мясом, картошкой, грибами, ягодами, больше всего ценились пироги с рыбой. Эти пироги виновник торжества раздавал гостям, в качестве приглашения к праздничному столу. Иногда даже подобные пироги рассылались друзьям и родственникам из дома именинника. Для крестных отца и матери пироги пеклись особые – сладкие, в знак уважения и почитания. В некоторых губерниях России было принято печь сдобные булки.

Кроме множества небольших пирожков, на именины пекли караваи и сладкие именинные пироги, обычно с изюмом. В них запекали фасоль и монетки, которые символизировали и предсказывали богатство. Именинный пирог должен был быть закрытым, его разламывали пополам над головой именинника, приговаривая: «Чтобы на тебя сыпалось золото и серебро!» Такое пожелание в именины обязательно должно было сбыться. И кусочками этого пирога именинник потчевал гостей собственноручно, начиная, конечно, со своих крестных родителей.

Старинный именинный пирог с изюмом

100 г сливочного масла

200 г сметаны

1 ч. л. соли

2 ст. л. сахара

Мука (около 1,5 стаканов) – тесто должно получиться мягким, но разминаться руками

800 г изюма без косточек

1-2 стакана сахара (по вкусу)

Шаг 1. Изюм промыть, залить кипятком и дать постоять 15 минут. Затем размешать, слить воду, ополоснуть изюм теплой водой, откинуть на сито и дать стечь.

Шаг 2. Из масла, 2 ст. л. сахара, сметаны и муки замесить не очень крутое тесто.

Шаг 3. Треть теста отделить, из большей части раскатать пласт, выложить его в форму, смазанную маслом. Смазать поверхность теста растопленным сливочным маслом.

Шаг 4. Выложить изюм, посыпать его сахаром, сверху сделать решетку из остатков теста. Смазать весь пирог сливочным маслом и густым сиропом от варенья.

Шаг 5. Подавать теплым.

Пирог на именины с вареньем и цукатами

Фото:globallookpress.com

Тесто

400 г муки

3 яйца

200 г сливочного масла

2 ст.л. молока

Начинка

Варенье

Цукаты

Глазурь

200 г сахарной пудры

4 ст.л. молока

Шаг 1. Масло растопить и смешать с просеянной мукой.

Шаг 2. Вбить в смесь два яйца. Размешать тесто до однородной массы.

Шаг 3. Разделить тесто на три части и раскатать каждую в круглую лепешку величиной с предполагаемый пирог.

Шаг 4. Последнее яйцо взбить с молоком. Лепешки по очереди выпечь на противне, на каждую нужно нанести молочно-яичную смесь.

Шаг 5. По мере готовности лепешки складывать на блюдо, смазывать вареньем.

Шаг 6. Сделать глазурь. Нагреть молоко, помешивая жидкость постепенно насыпать в нее сахарную пудру. Как следует перемешать.

Шаг 7. Пирог покрыть глазурью. Поставить на пять минут в теплую духовку, чтобы глазурь застыл.

Шаг 8. Вынуть из духовки, украсить цукатами, мармеладом, конфетами или вареньем. Старинные книги рекомендуют выложить на пироге вензель именинника.

Постный именинный пирог

1 стакан воды

0,5 стакана растительного масла

1 стакан сахара

2 ст.л. какао

2 стакана муки

1,5 ч.л. разрыхлителя для теста

1 стакан чернослива без косточек

Сахарная пудра для украшения

1 пакетик ванильного сахара

Любое варенье для начинки

Шаг 1. Чернослив хорошенько промыть, замочить на 2 часа в теплой воде.

Шаг 2. В миске тщательно смешать какао и сахар, воду вскипятить и залить смесь кипятком, размешать, чтобы не было комочков.

Шаг 3. Добавить ванильный сахар, растительное масло и снова тщательно перемешать. Добавить разрыхлитель, опять перемешать.

Шаг 4. Муку просеять, постепенно добавить в тесто, тщательно перемешать, чтобы не было комочков. Тесто должно быть по консистенции, как густая сметана.

Шаг 5. Чернослив мелко нарезать и добавить в тесто в последнюю очередь. Перемешать.

Шаг 6. Вылить тесто в форму, смазанную растительным маслом и обсыпанную сухарями. Выпекать при температуре 180 градусов 40 минут.

Шаг 7. Готовый пирог разрезать пополам вдоль и прослоить вареньем. Сверху посыпать сахарной пудрой.

Именинный пирог с абрикосовым джемом

Фото:globallookpress.com

150 г муки

150 г сливочного масла

7 желтков щепотка

соды

Для начинки

1,5 стакана густого абрикосового джема

150 г сахара

7 белков яиц

150 г ядер грецких или других орехов

2-4 дольки шоколада

Шаг 1. Масло из холодильника (должно быть твердым) тщательно изрубить с мукой, смешанной с содой.

Шаг 2. Добавлять по одному желтки, вымесить тесто и охладить его.

Шаг 3. Взбить белки в крепкую пену, добавляя к ним постепенно сахар и тертый шоколад.

Шаг 4. Пропустить грецкие орехи через мясорубку и добавить их к белкам.

Шаг 5. Тесто раскатать по размеру формы для пирога. Смазать ее маслом и положить пласт теста на дно. Немного поднять края пирога, создавая чашу для начинки.

Шаг 6. Выпекать при 170 градусах 20 минут (до полуготовности).

Шаг 7. На тесто ровным слоем выложить джем. Сверху белковую массу. Поставить обратно в духовку, выпекать 10-15 минут, пока белок не застынет.

Именинный каравай

Фото:shutterstock.com

Каравай – это старинный русский пирог, который готовили на какие-то значимые события, свадьбы, именины, для встречи дорогих гостей, к празднику урожая. Пекли караваи из сладкого дрожжевого теста, украшали орнаментами, фигурками людей, цветов или колосьями из теста. Выбор украшения зависел от события, к которому готовился каравай. Сверху каравай обязательно смазывали яйцом, чтобы он был блестящий и глянцевый.

1 кг муки (может быть немного больше или меньше, в зависимости от того, сколько возьмет тесто)

1 стакан сахара

3 желтка и 5 белков

0,5 л молока

100 г дрожжей

1 ч. л. соли

1 пакетик ванильного сахара

250 г сливочного масла

1/3 стакана мелкого изюма без косточек

Шаг 1. Приготовление опары. 1,5 стакана муки, молоко и дрожжи перемешать, дать забродить и хорошо подняться (около 2 часов). В это время промыть и залить теплой водой изюм.

Шаг 2. Начать вымешивать тесто руками, постепенно добавляя муку.

Шаг 3. Взбить белки в крутую пену и постепенно их добавлять в тесто, когда не вся мука еще добавлена. Все время вымешивать тесто, пока оно не начнет отставать от рук.

Шаг 4. Добавить желтки, растопленное сливочное масло, сахар, соль и пряности по вкусу, подготовленный изюм.

Шаг 5. Снова дать тесту подняться, поставив его в теплое место и закрыв полотенцем.

Шаг 6. Из данного количества теста получится один большой каравай или два маленьких. Надо оставить часть теста на украшение, а из оставшегося скатать большой шар (или два шара) и положить на смазанный жиром противень.

Шаг 7. Из оставшегося теста скатать два тонких жгута по длине окружности каравая. Перевить их между собой и обвить каравай.

Шаг 8. На каравае сделать произвольные узоры из теста, к примеру решетку из жгутов, если нужно, орнамент можно укрепить взбитым белком. Дать караваю еще раз подойти.

Шаг 9. Взбить два яйца и смазать ими каравай. Мазать плотно, не жалея яйца, чтобы не оставалось залысин. Потом можно посыпать каравай изюмом и нарубленными орехами.

Шаг 10. Выпекать при 180 градусах около часа (может быть и больше, это зависит от размера каравая).

aif.ru

Вера, Надежда, Любовь. Печем именинные пироги и караваи | Рецепты | Кухня

Многие забыли про свои дни ангела, именины в наши дни не популярны. Максимум – кто-нибудь пришлет смску с поздравлениями. А между тем в дореволюционной России именины были чуть ли не важнее, чем дни рождения. Все прекрасно знали, когда празднуется день ангела, и не забывали его отмечать. Но после революции эта традиция, к сожалению, отошла в тень. Мы стали забывать об именинах…

И это очень обидно – ведь праздников, тем более таких красивых, веселых и вкусных, много не бывает. Именинник в этот день всегда сам пек пироги – с мясом, картошкой, грибами, ягодами, больше всего ценились пироги с рыбой. Эти пироги виновник торжества раздавал гостям, в качестве приглашения к праздничному столу. Иногда подобные пироги рассылались друзьям и родственникам из дома именинника. Для крестных отца и матери пироги пеклись особые – сладкие, в знак уважения и почитания. В некоторых губерниях России было принято печь сдобные булки.

Кроме множества небольших пирожков, на именины пекли караваи и сладкие именинные пироги, обычно с изюмом. В них запекали фасоль и монетки, которые символизировали богатство. Именинный пирог должен был быть закрытым, его разламывали пополам над головой именинника, приговаривая: «Чтобы на тебя сыпалось золото и серебро!» Кусочками этого пирога именинник потчевал гостей собственноручно, начиная, конечно, со своих крестных родителей.

Вера, Надежда и Любовь – один из немногих дней ангела, которые до сих пор широко празднуются. Именинницы принимают поздравления и подарки. Но на Руси 30 сентября был праздником не только носительниц 4 имен (Вера, Надежда, Любовь и Софья), этот день называли «Всесветными бабьими именинами». Девушки в этот день устраивали посиделки с пирогами, а женщины плакали о своей нелегкой доле.

Предлагаем вспомнить старинные традиции и испечь сладкий именинный пирог.

Старинный именинный пирог с изюмом

Фото: www.globallookpress.com
  • 100 г сливочного масла
  • 200 г сметаны
  • 1 ч. л. соли
  • 2 ст. л. сахара
  • мука (около 1,5 стаканов) – тесто должно быть мягким, но разминаться руками.
  • 800 г изюма без косточек
  • 1-2 стакана сахара (по вкусу)

Шаг 1. Изюм промыть, залить кипятком и дать постоять 15 минут. Затем размешать, слить воду, ополоснуть изюм теплой водой, откинуть на сито и дать стечь.

Шаг 3. Из масла, 2 ст. л. сахара, сметаны и муки замесить не очень крутое тесто.

Шаг 4. Треть теста отделить, из большей части раскатать пласт, выложить его в форму, смазанную маслом. Смазать поверхность теста растопленным сливочным маслом.

Шаг 5. Выложить изюм, посыпать его сахаром, сверху сделать решетку из остатков теста. Смазать весь пирог сливочным маслом и густым сиропом от варенья.

Шаг 6. Подавать теплым.

Пирог на именины с вареньем и цукатами

Фото: www.globallookpress.com

Тесто:

  • 400 г муки
  • 3 яйца
  • 200 г сливочного масла
  • 2 ст.л. молока

Начинка:

  • Варенье
  • Цукаты

Глазурь:

  • 200 г сахарной пудры
  • 4 ст.л. молока

Шаг 1. Масло растопить и смешать с просеянной мукой.

Шаг 2. Вбить в смесь два яйца. Размешать тесто до однородной массы.

Шаг 3. Разделить тесто на три части и раскатать каждую в круглую лепешку величиной с предполагаемый пирог.

Шаг 4. Последнее яйцо взбить с молоком. Лепешки по очереди выпечь на противне, на каждую нужно нанести молочно-яичную смесь.

Шаг 5. По мере готовности лепешки складывать на блюдо, смазывать вареньем.

Шаг 6. Сделать глазурь. Нагреть молоко, помешивая жидкость постепенно насыпать в нее сахарную пудру. Как следует перемешать.

Шаг 7. Пирог покрыть глазурью. Поставить на пять минут в теплую духовку, чтобы глазурь застыла.

Шаг 8. Вынуть из духовки, украсить цукатами, мармеладом, конфетами или вареньем.

Именинный каравай

Фото: www.globallookpress.com

Каравай – это старинный русский пирог, который готовили на какие-то значимые события, свадьбы, именины, для встречи дорогих гостей, к празднику урожая. Пекли караваи из сладкого дрожжевого теста, украшали орнаментами, фигурками людей, цветов или колосьями из теста. Выбор украшения зависел от события, к которому готовился каравай. Сверху пирог обязательно смазывали яйцом, чтобы он был блестящий и глянцевый.

  • 1 стакан сахара
  • 3 желтка и 5 белков сырых яиц
  • 0,5 л молока
  • 100 г дрожжей
  • 1 ч. ложка (без верха) соли
  • 1 пакетик ванильного сахара
  • 250 г сливочного масла или маргарина
  • 1/3 стакана мелкого изюма без косточек
  • мука около 1 кг или сколько возьмет тесто

Шаг 1. Приготовление опары. 1,5 стакана муки, молоко и дрожжи перемешать, дать забродить и хорошо подняться (около 2 часов). В это время промыть и залить теплой водой изюм.

Шаг 2. Начать вымешивать тесто руками, постепенно добавляя муку.

Шаг 3. Взбить белки в крутую пену и постепенно их добавлять в тесто, когда не вся мука еще добавлена. Все время вымешивать тесто, пока оно не начнет отставать от рук.

Шаг 4. Добавить желтки, растопленное сливочное масло, сахар, соль и пряности по вкусу, подготовленный изюм.

Шаг 5. Снова дать тесту подняться, поставив его в теплое место и закрыв полотенцем.

Шаг 6. Из такого количества теста получится один большой каравай или два маленьких. Надо оставить часть теста на украшение, а из оставшегося скатать большой шар (или два шара) и положить на смазанный жиром противень.

Шаг 7. Из оставшегося теста скатать два тонких жгута по длине окружности каравая. Перевить их между собой и обвить каравай.

Шаг 8. На каравае сделать произвольные узоры из теста, к примеру, решетку из жгутов, если нужно, орнамент можно укрепить взбитым белком. Дать караваю еще раз подойти.

Шаг 9. Взбить два яйца и смазать ими каравай. Мазать плотно, не жалея яйца, чтобы не оставалось «залысин». Потом можно посыпать каравай изюмом и нарубленными орехами.

Шаг 10. Выпекать при 180 градусах около часа (может быть и больше, это зависит от размера каравая).

Смотрите также:

aif.ru

Как испечь именинный пирог?

Особое значение на Руси имели пироги, которые пекли на именины или день ангела. Их делали как со сладкой, так и с соленой начинкой. И рассылали родным и знакомым как приглашение на праздник. А непосредственно дома пекли специальный именинный пирог - каравай с начинкой из орехов и изюма. В процессе празднования его разламывали над головой именинника. И начинка сыпалась на макушку человека. В это время гости желали виновнику торжества, чтоб на его голову всегда так падали золото и серебро.

Русские традиции до сегодняшнего дня сохранились лишь отчасти. Но многие люди до сих пор предпочитают печь на праздник именинные пироги. Фото их и рецепты приготовления представлены в нашей статье. Расскажем пошагово о том, как испечь и сладкий пирог, и соленый.

Именинный каравай на дрожжевом тесте

На Руси именины праздновались намного торжественнее, чем день рождения. Каждый человек знал эту дату и готовился к ней с особым усердием. Во многих семьях традиционно пекли праздничный каравай, такой же, как и на свадьбу и на другие торжества.

Как испечь именинный пирог или каравай, можно узнать из следующей пошаговой инструкции:

  1. Готовится опара из муки (1 ½ ст.), свежих прессованных дрожжей (100 г) и молока (500 мл). Подготовленная смесь должна постоять в теплом месте около 2 часов, пока не начнет хорошо бродить.
  2. В это время 150 г изюма заливаются кипятком, а через несколько минут выкладываются на полотенце и обсушиваются.
  3. В опару добавляется 500 г просеянной муки, взбитые белки 5 яиц, затем 3 желтка, 160 г сахара, соль (1 ч. ложка), растопленный маргарин (240 г) и изюм. После добавления каждого ингредиента тесто хорошо вымешивается. В конце добавляется еще около 300 г муки. После этого тесто отправляется в тепло на 60 минут.
  4. Часть готового теста оставляется для украшения. Из оставшегося теста формируется шар и выкладывается в форму, смазанную маслом. Сверху выкладываются вырезанные с помощью ножа листочки, цветочки, колосья. В форме тесто должно еще раз хорошо подойти.
  5. Духовка разогревается до 180°. Увеличенное в размере изделие из теста смазывается яйцом. Форма с караваем отправляется в разогретую духовку на 1 час.

Яблочный именинный пирог: рецепт с фото

Ароматный и нежный яблочный пирог готовится по следующему рецепту:

  1. В глубокой миске мягкое сливочное масло (200 г) растирается с яйцом, сахаром (50 г), щепоткой соли, разрыхлителем (1 ч. ложка) и мукой (3 ст.). Замешанное тесто делится на 2 неравные части, заворачивается в пленку и отправляется в холодильник на 1 час.
  2. В это время 5 яблок натираются на крупной терке, взбрызгиваются лимонным соком, перемешиваются с сахаром, корицей и мускатным орехом по вкусу.
  3. Большая часть теста раскатывается в пласт и выкладывается в форму. Формируются бортики, выкладывается яблочная начинка.
  4. Сверху именинный пирог закрывается раскатанным пластом оставшегося теста. Форма с подготовленным изделием отправляется в разогретую духовку (200°) на 25 минут.

На Руси пирог из капусты обязательно готовился к именинам и подавался на праздничный стол. Предпочтение отдавалось сдобной дрожжевой выпечке на молоке.

Приготовление именинного пирога с капустой состоит в следующем:

  1. Готовится опара из теплого молока (250 мл), сахара (1 ст. ложка), свежих прессованных дрожжей (25 г) и муки.
  2. В это время можно заняться приготовлением начинки. Сначала на растительном масле пассеруется рук, затем в сковороду добавляется капуста (600 г), морковь и томатная паста по вкусу. Капуста тушится под крышкой до полного испарения жидкости, затем перекладывается в тарелку и остужается.
  3. Через 30 минут на основе подошедшей опары замешивается тесто из 80 г растопленного маргарина, 2 яиц, 50 г сахара, соли (1 ч. ложка), муки (500 г) и растительного масла (2 ст. ложки).
  4. В тепле накрытое влажным полотенцем тесто должно увеличиться в размере как минимум в 2 раза. Затем его обминают руками и оставляют в тепле еще 30 минут.
  5. Подошедшее тесто выкладывают на смазанный растительным маслом стол, разделяют на две равные половины. Затем одну из частей делят еще на 2 неодинаковые части.
  6. Самая большая по объему часть теста раскатывается до 7 мм толщиной, выкладывается на противень, а сверху распределяется начинка.
  7. Средняя по объему часть также раскатывается в тонкий пласт, после чего накладывается сверху на начинку. Края двух пластов защипываются.
  8. Из оставшегося теста формируются украшения (листочки, цветочки) и выкладываются сверху на пирог. В центре делается отверстие для выхода пара.
  9. В разогретой духовке пирог выпекается 35 минут при температуре 200°.

Рецепт пирога с изюмом

Пирог на основе сметанного теста с большим количеством начинки обязательно понравится и гостям, и виновнику торжества. Важно, что времени на его приготовление требуется минимум, а вкус получается изумительным.

Именинный пирог с изюмом готовится в такой последовательности:

  1. Изюм без косточек (800 г) заливается кипятком на 15 минут, после чего обсушивается на полотенце.
  2. Замешивается тесто из мягкого сливочного масла (100 г), 200 г сметаны, 50 г сахара, соды (½ ч. ложки) и муки (1 ½ ст.).
  3. Тесто делится на 2 неравные части. Большая половина раскатывается в пласт, выкладывается в форму, сверху распределяется изюм, смешанный с сахаром (½ ст.).
  4. Из оставшегося теста раскатывается пласт, которым и закрывается пирог.
  5. Выпекается изделие при температуре 180° 35 минут.

Именинный пирог: рецепт с какао

Для шоколадного пирога к именинам замешивается быстрое тесто из 3 яиц, стакана сахара, стакана муки, разрыхлителя (½ ч. ложка) и какао (3 ст. ложки). Выпекается такой сладкий именинный пирог для ребенка в смазанной маслом форме 35 минут.

Остывший бисквит разрезают на 3 части. Каждый корж пропитывают вишневым сиропом (50 мл). После чего все слои пирога накладываются один на другой. Сверху пирог заливается глазурью из 100 г растопленного черного шоколада и сливок (50 мл).

Пирог на творожном тесте

Вкусный и полезный пирог на творожном тесте и с большим количеством вишневой начинки можно приготовить по следующему рецепту:

  1. Взбить миксером 150 г обезжиренного творога с сахаром (75 г), растительным маслом и молоком (по 5 ст. ложек). Добавить муку (300 г) и разрыхлитель, замесить тесто.
  2. Сварить начинку из 750 г вишни без косточек, вишневого сока (2 ст. ложки), 50 г сахара, апельсиновой цедры. Через 10 минут добавить в кипящую массу разведенный в воде крахмал (2 ст. ложки), перемешать, снять с огня и остудить.
  3. Тесто раскатать в форме прямоугольника. Посередине полосой выложить начинку. Оставшиеся края надрезать, а полученные полоски выложить сверху на начинку в виде косы.
  4. Отправить пирог в разогретую до 180° духовку на 30 минут.

Рецепт пирога с мясом

Для празднования именин можно приготовить очень вкусный пирог с рисово-мясной начинкой. Тесто для него замешивается дрожжевое, но безопарным способом. В глубокой миске смешиваются мука (700 г), сухие инстантные дрожжи (2 ч. ложки), соль (½ ч. ложки), 50 г сахара, маргарин (150 г) и вода (350 мл). Замешанное тесто отправляется в тепло минимум на 60 минут.

Именинный пирог формируется следующим образом: тесто делится на 2 части, первая раскатывается в пласт и выкладывается на дно формы, сверху распределяется начинка, после чего изделие накрывается вторым пластом. В качестве начинки используется нарезанное мелкими кусочками по 1 см мясо (свинина и курица), репчатый лук и заранее сваренный и остывший рис (2 ст.), перец и соль по вкусу. Готовится такой пирог при 180° 90 минут.

Рекомендации по приготовлению

Следующие советы помогут без труда приготовить вкусный и сочным пирог к именинам или любому другому празднику:

  1. Если вы хотите, чтобы пирог не получился сухим, не стоит экономить на начинке для него. Однако следует учитывать и некоторые особенности ингредиентов. Например, яблоки дают много сока, а мясо, наоборот, часто получается сухим, поэтому в него не помешает добавить сливочное масло.
  2. Для выхода пара в закрытом пироге рекомендуется делать отверстие в центре верхнего пласта теста.
  3. Готовность пирога определяется с помощью деревянной палочки: на ней не должно оставаться сырого теста.

fb.ru

Именинный пирог Петсона и Финдуса

Традиционно по случаю своего дня рождения (уже прошедшего) я делюсь литературным рецептом именинного торта. В этом году у меня было очень мало времени на подготовку, поэтому я не стала ничего изобретать, а воспользовалась готовым рецептом из тематической кулинарной книги. Она давно уже стояла на полке, и пора было её протестировать.

Свен Нурдквист знаком, наверное, всем современным родителям. Особой популярностью пользуется серия книг о старике Петсоне и его котёнке Финдусе. Эти двое ведут размеренную сельскую жизнь и умудряются переживать приключения, не покидая родного огорода. Конечно, в лучших традициях шведской литературы для детей (привет Астрид Линдгрен), на страницах то и дело мелькает вкусная еда. В России в основной серии вышло порядка десяти книг, ещё сколько-то книг для малышей, книга поделок, песенник Петсона и Финдуса и, конечно, кулинарная книга.

Последняя появилась в нашем доме, когда мы познакомились с книгами Нурдквиста. Но я до сих пор ничего по ней не готовила. С учётом того, что именинному пирогу в серии приключений Петсона и Финдуса посвящена отдельная книга (она так и называется — «Именинный пирог»), вполне логично было начать с этого рецепта.

То, что так долго обсуждали соседи, случилось в день рождения Финдуса. Котенок празднует его три раза в год, потому что так веселее. И каждый раз, когда у Финдуса случается день рождения, Петсон печет ему именинный пирог.

Скажу пару слов о самой кулинарной книге. «Готовим вместе с Петсоном и Финдусом» — это сборник домашних шведских рецептов. Радует обилие красочных иллюстрации в узнаваемой манере Нурдквиста (часть заимствована из других книжек). Рецепты несложные и изложены так, что подразумевается: ребёнок сам может по ним готовить. Правда, без руководства опытных взрослых всё же не обойтись. Нужно обладать какими-то базовыми кухонными навыками: знать, как жарить те же блины, например.

Насколько рецепты точные и рабочие, я могу судить только по одному из них. В принципе, они в основном не такие сложные, чтобы можно было наделать много ошибок. Но какое-то количество ляпов бросается в глаза. Если кратко: не всё у меня сошлось. Подробнее объясню ниже, в конце рецепта.

 

Именинный пирог

Пирог, который Петсон готовит по случаю очередного дня рождения Финдуса, — это по сути блинный торт. Блинчики, прослоенные взбитыми сливками и вареньем. В принципе, соорудить такое можно и без специального рецепта, но готовить по рецепту из книжки всегда интереснее. Для чистоты эксперимента я планировала чётко следовать инструкциям и ничего не менять. Но примерно на середине сборки торта от идеи пришлось отступить: у меня закончились взбитые сливки. Пришлось взбивать дополнительно. Ниже в рецепте — то количество, которое у меня в итоге ушло (в книжке значилось 200 г).

Ингредиенты

Блины:

  • 5 яиц
  • 3 стакана молока
  • 2 ст. л. сахара
  • 1 ч. л. соли
  • 500 г муки
  • 0,5 стакана воды
  • 2 ст. л. сливочного масла

Прослойка:

  • 450 г взбитых сливок
  • 400 г варенья

Приготовление

  1. Смешать яйца, сахар, соль и половину молока.
  2. Постепенно всыпать муку, тщательно размешивая венчиком, чтобы не было комочков.
  3. Добавить оставшееся молоко и воду. Дать тесту немного постоять, чтобы мука набухла.
  4. Растопить на сковородке сливочное масло, вылить в тесто и размешать.
  5. На этой же сковороде испечь блины (у меня получилось 20 шт.). Подождать, пока они полностью остынут.
  6. Взбить сливки до жёстких пиков.
  7. Собрать торт. На каждый блин выкладывать по 1-2 ст. л. взбитых сливок и 2 ч. л. варенья, размазывать ровным слоем (сливки и варенье при этом перемешаются) и накрывать следующим блином. Верхний блин тоже смазать сливками и вареньем, украсить ягодами или тем, что будет под рукой.

Мои комментарии

В этом рецепте оказалось слишком много блинов и слишком мало крема. Даже с учётом того, что я увеличила количество сливок более чем в два раза. Пожалуй, стоило при этом использовать только половину блинов (10 штук). Тогда слои крема получились бы толще. А может, дело отчасти в том, что сами блины получились толстоваты и плотноваты. В общем, нужно искать баланс — в приведённом рецепте его нет, на мой взгляд.

Варенье я использовала малиновое, и это решение тоже оказалось так себе: в торте от него чувствовались в основном косточки. В исходном рецепте не конкретизируется, но на рисунке в книжке, как я потом увидела, варенье клубничное. Я бы попробовала сделать с каким-нибудь кисловатым — например, черносмородиновым. Или даже с лимонным курдом.

Если торт готовится накануне праздника, хранить его нужно в холодильнике и при этом чем-нибудь накрыть, чтобы он не сох (например, глубокой миской или перевёрнутой кастрюлей).

С того самого дня вся деревня считает Петсона чокнутым. Только Финдус так не думает. Потому что с чердака Петсон принес удочку, потом привязал к ней крючок из проволоки, пошел к колодцу, вытащил из колодца ключ от сарая, открыл сарай, достал инструменты, починил велосипед, съездил в магазин и привез муку и новые брюки. А потом он испек для котенка вкусный именинный пирог.
Вечером Финдус и Петсон сидели в саду, пили кофе с пирогом и слушали пластинку с прекрасными венскими вальсами. Так бывает всегда, когда котенок решает отметить свой день рождения.
И не такой уж Петсон чудак.

readandeat.ru

Яблочный именинный пирог - Лисичка со скалочкой — LiveJournal

Как я уже писала ранее, этот пирог выступил в роли именинного торта, та уж сложилось. И всплыл он в моём «мозгу» в то время, когда я уже перебирала формы для выпечки. А у меня их до фига и больше. Стоило только взять форму в руки, как я отчётливо увидела пирог, который должен в ней испечься, бывает со мной, да.

Ну, не буду тянуть кота за хвост и даже кошку Еву, приступлю непосредственно к тесту. Итак, для теста я взяла: 200 г сливочного масла; 1 яйцо; 2 ложки сахара; щепотку соли; 1 чайную ложку разрыхлителя для теста; 2,5 – 3 стакана муки.

Для начинки: яблоки; лимонный сок; сахар; из специй: молотая корица, гвоздика, мускатный орех

Мягкое масло растираю с половиной муки, добавляю соль и сахар, разрыхлитель и просто растираю лопаткой

Добавляю яйцо и, постепенно подсыпая муку, вымешиваю тесто. Тесто готово, если оно свободно отстаёт от рук. Обычно уходит от 2,5 до 3 стаканов муки в общей сложности. Тесто делю на две половины, помещаю в полиэтиленовые пакеты и даю отлежаться в холодильнике не менее часа

Начинку готовлю непосредственно перед выпечкой – яблоки домашние, железа в них много, потому катастрофически быстро темнеют. Я задействовала 5 крупных плодов. Натираю яблоки на крупной тёрке, сбрызгиваю соком половины лимона, добавляю сахар и специи

Я еще планировала добавить сюда крупный изюм и грецкие орехи – было бы здорово. Но, не сложилось, не скажу почему.

Раскатываю одну половину теста по размеру формы до самых краёв. Лишние и неровные края обрезаю. Поверх теста выкладываю начинку

Вторую часть раскатываю в пласт, который нарезаю на полосы. Полосы оформляю плетёнкой. Смазываю яичным желтком, к которому добавила чуточку молока и посыпаю сахаром исключительно декора ради

Выпекается минут 20-25 при t 200 С до румяной корочки

В летнюю жару – то, что доктор прописал: нежный, ароматный – просто прелесть!

Тепла и уюта вашему дому!


brigami.livejournal.com

Именинный пирог с творогом - Рецепты от Daily-menu.ru

На 10-12 порций потребуется:

 

Тесто:

2 яйца + 1 желток

~ 1 стакан кефира (ряженки) - можно чуть меньше

0,5 стакана сахарного песка

1 чайная ложка соды

0,5 ч.л. лимонной кислоты (или сок половинки лимона)

3 стол.ложки овсяных отрубей (можно любые дргуие - ржаные или пшеничные)

4-5 стол ложек муки

1 ч.ложка корицы

По желанию:

стакан вишни или черешни без косточек,

1 стол.ложка какао или кэроба

1 ч.л. масла для смазки формы

 

Базовая начинка:

2 пачки творога

2 стол.ложки сметаны

1 ст. ложка сахарного песка

1 яйцо+1 желток

 

Финишная начинка:

2 белка яиц

1-2 стол.ложки сахарного песка

Ягоды/фрукты для украшения

 

Приготовление:

Отделить у 2-х яиц белки от желтков, белки поставить в холодильник.

Взбить 2 яйца+ 1 желток, добавить кефир, сахар, соду и лимонку и все хорошенько перемешать.

Добавить остальные ингредиенты для теста.

Разогреть духовку до 180 градусов.

Смазать форму маслом, выложить слой очищенных от косточек ягод (вишня, черешня, или любые другие подходящие ягоды и фрукты), сверху закрыть ровным слоем теста.

Приготовить базовую начинку: смешать творог, сметану, сахар и добавить в творожную смесь 1 целое яйцо и 1 желток.

На тесто положить произвольно творожную начинку.

Отправить пирог в духовку на 30 минут в духовку.

Достать из холодильника белки, и взбить их миксером в крепкую пену. Добавить сахар и продолжить взбивать до мягких пиков.

Почти готовый пирог достать из духовки и аккуратно разложить на нем белково-яичную пену. Украсить ягодами (фруктами, орнешками, цукатами - что душа пожелает)

Через 5-10 минут, когда пирог чуть зарумянится, достать из духовки. Охладить, нарезать кусочками и подавать. Можно сразу есть, но холодный он вкуснее.

 

Приготовьте - не пожалеете!

daily-menu.ru

Именинный пирог - кулинарный рецепт с пошаговыми инструкциями

Время приготовления: 2 ч. 0 мин

Описание

Именинный пирог не обязательно должен быть сложным в приготовлении. Вы можете сделать его на основе песочного теста, дополнив ароматной и сочной начинкой из яблок. Это очень вкусно, попробуйте! Описание приготовления: В качестве именинного пирога отлично подойдет яблочный. Обязательно украсьте его сверху. Очень красиво смотрятся полоски теста, которые сложены в виде плетенки. Такой пирог понравится любому имениннику. Чтобы узнать, как приготовить именинный пирог, прочтите этот рецепт. Количество порций: 6

Ингредиенты

Яблоки - 1 Килограмм (начинка)

Разрыхлитель - 1 Чайная ложка

Мука - 2,5-3 Стакана

Сливочное масло - 200 Грамм

Соль - 1 Щепотка

Добавки в начинку - По вкусу (лимонный сок, сахар, молотая корица, гвоздика, мускатный орех)

Сахар - 2 Ст. ложки

Яйцо - 1 Штука

Пошаговый рецепт

Сливочное масло достаньте из холодильника. Дайте ему постоять, чтобы оно размягчилось. Затем просейте в миску, смешайте с солью, разрыхлителем, сахаром, разотрите все в крошку со сливочным маслом. После вбейте сырое яйцо.

Замесите гладкое песочное тесто. Оберните его в пищевую пленку и поставьте в холодильник на час. Разделите тесто на две части.

Яблоки вымойте и очистите. Натрите их на крупной терке, сбрызните лимонным соком, чтобы яблоки не потемнели, добавьте сахар, специи и перемешайте.

Раскатайте одну часть теста и выложите ее в форму для запекания. Затем наколите ее вилочкой в нескольких местах, выложите в форму начинку.

Раскатайте вторую часть теста, нарежьте ее на полоски и выложите их крест накрест поверх начинки. Смажьте тесто яичным желтком и посыпьте сахаром.

Духовку разогрейте до двухсот градусов, поставьте в нее пирог. Запекайте его, пока сверху не появится румяная корочка. На это уйдет около двадцати минут.

ru.foodini.org

Читать онлайн электронную книгу Именинный пирог - бесплатно и без регистрации!


Это было еще задолго до крымской войны… В одной из степных губерний, в захолустном городке Рожнове, пришлось мне прожить по одному делу больше месяца.

Однажды в воскресный день после обедни, когда «благородные» обыватели богоспасаемого града Рожнова, приложась ко кресту, поздравляли друг друга с праздником, уездный стряпчий Иван Семеныч Хоринский подошел ко мне.

— Сделайте такое одолжение, — говорил он с какими-то торжественными ужимками, — удостойте чести мой пирожок; Антон Михайлыч будут, Степан Васильич, Михайла Сергеич. Сделайте одолжение, удостойте!.. Сегодня я именинник.

Поздравив именинника, я обещался быть у него непременно.

— Только уж нельзя ли пораньше, Андрей Петрович: мы ведь люди простые, не столичные, привыкли рано. Сделайте милость, теперь же, прямо из церкви.

Затем, посуетившись среди «благородных», Иван Семеныч в алтарь пошел приглашать духовника своего, рожновского протопопа, отца Симеона. Мимоходом тронул за плечо купца Дерюгина, торговавшего бакалеями, вином и другими жизненными потребностями и занимавшего в ту пору должность городского головы. Дерюгин оглянулся, именинник что-то шепнул ему, и голова с сияющим лицом поклонился стряпчему в пояс.

Погода была прекрасная. «Благородные» пешком пошли к Ивану Семенычу. Шел городничий Антон Михайлыч, шел исправник Степан Васильич, шел судья Михайла Сергеич, шел «непременный» Егор Матвеич, шел почтмейстер Иван Павлыч, шли и другие обоего пола «благородные». Две бородки примкнули к бритому сонму чиновных людей: одна украшала красное, широкое лицо Дерюгина, другая густым лесом разрослась по румяному лицу касимовского купеческого брата Масляникова, бывшего прежде целовальником, а теперь управляющего рожновским винным откупом.

Расходившиеся из церкви мещане и разночинцы почтительно снимали шапки и низко кланялись шествующему сонму властей, но никто не удостоился ответного поклона. Не гордость, не чванство причиной тому. Попадись благородный один на один любому мещанину, непременно б ответил ему поклоном и дружелюбно поговорил бы. Но, шествуя в сонме властей, как поклониться?.. Нельзя!..

Именинник встречал гостей на крылечке. Шумной толпой ввалили они в залу, а там столы уж уставлены яствами и питиями, задорно подстрекавшими зрение, обоняние и вкус нахлынувших гостей.

Люди мелкой сошки: столоначальники, или, как звали их по старине, «повытчики», городской голова, магистратский и думский секретари, учителя со штатным смотрителем, отец дьякон, остались в зале. Чинно рассевшись по стульям, скромно, вполголоса вели они беседу о новейших происшествиях в городе Рожнове: о том как в ушате с помоями затонула хохлатенькая курочка матушки-протопопицы, как бабушка-повитуха Терентьевна, середь бела дня заглянув в нетопленую баню, увидала на полке кикимору, как повытчика духовного правления Глорианского кладбищенский дьякон Гервасий застал в самую полночь в своем огороде, купно с девицей Капитолиной Гервасиевной. Говорили, обсуждали, а сами с жадностью поглядывали на предстоявшую трапезу.

Гости первой статьи, ранга высокого: городничий, исправник, протопоп, управляющий откупом, судья, «непременный», заседатели уездного суда, почтмейстер, два секретаря из судов земского и уездного, казначей, винный пристав, продолжали шествие в гостиную, а там на диване сидела разряженная Катерина Васильевна, супруга Ивана Семеныча, с Анной Алексеевной городничихой да с Марьей Васильевной исправницей. У дивана возле матери стояли два сынка Ивана Семеныча, один лет девяти, другой восьми, оба в красных рубашечках, обшитых белыми снурками. Дико смотрели мальчишки: старший мрачно ковырял пальцем в носу, а младший, увидя издали Протопопову бороду, разинул рот, собираясь задать исправную ревку. Он не замедлил, братишка завторил ему, и Катерина Васильевна, схватив сыновей за руку, увлекла их в детскую и минут через пять воротилась к гостям, оправляя помятое платье.

Чай подали. Хоть русский человек до чаю охоч, но, в ожидании будущих благ, гости пили его не до поту лица. Вскоре хозяин пригласил сидевших в гостиной перейти в залу — водочки выкушать.

— Да ты бы сюда велел тащить, — молвил Иван Павлыч, почтмейстер, хвалившийся перед тем, что он всего Волтера наизусть вытвердил. Почтмейстер всем говорил «ты», и оттого все думали, что он вольнодумец и верует не в бога, а в Волтера. Иван Павлыч гордился тем.

— Помилуйте, Иван Павлыч, — с явным замешательством ответил ему именинник, ткнув пальцем по направлению к дивану.

Над диваном висел писанный масляными красками портрет пожилого господина в мундире, с красной лентой через левое плечо и с двумя звездами. Длинный, горбатый нос и глаза навыкате под наморщенными, щетинистыми бровями сурово глядели из ярко позолоченной рамы.

— Эк чего струсил! — захохотал почтмейстер. — Не живой, авось не укусит!..

— Все-таки подобие, — сдержанно молвил именинник. — Вам что?.. Вы ведь Волтер, а мы христиане.

— Да-с, могу сказать!.. — самодовольно ответил, поглядывая на меня, Иван Павлыч. — Могу сказать, что Волтера знаю… Ты бы, Ивам Семеныч, хоть "Оду на разрушение Лиссабона" раскусил, так и не стал бы призраков бояться… Ведь это призрак? — продолжал он, указывая на портрет. — Призрак ведь?.. А?

— Полноте вам!.. — неспокойно проговорил именинник, увлекая нечесаного Волтера к столу с графинами и графинчиками. — Вы бы лучше вот выкушали.

— Можно! — ответил почтмейстер и прошелся по водочке.

— Славная икорка! — заметил городничий, набивая рот хлебом, вплотную намазанным свежей зернистой икрой. — Из Саратова?

— Из Саратова, — ответил именинник.

— Хорошая икра. Что бы тебе, Маркелыч, такую держать? — сказал Антон Михайлыч стоявшему у притолки городскому голове.

Почтительно подойдя к "хозяину города", голова с низким поклоном и плутовской усмешкой промолвил:

— Несходно будет, ваше высокородие. Сами изволите знать, какой здесь расход.

— Мы бы стали брать, вот Степан Васильич, Алексей Петрович, Иван Семеныч, все…

— Нет, уж увольте, ваше высокородие. Ей-богу, несходно.

Прав был голова: несходно ему было хорошую вещь в лавке держать. Икра за прилавком не залежалась бы, в день либо в два расхватали б ее «благородные» — на книжку. А это значит: "пиши долг на двери, а получка в Твери".

— Пирог подан!.. — возгласил именинник. — Андрей Петрович, Антон Михайлыч, милости просим. Иван Павлыч, а повторить?

— Можно, — ответил почтмейстер и повторил в пятый либо в шестой раз. Ученик Волтера придерживался российского, о виноградном отзывался презрительно, называя его свекольником.

Гости первого сорта вокруг стола уселись, мелкая сошка пили и ели стоя, барыни с Катериной Васильевной удалились в ее комнаты. Нельзя-ж при кавалерах прихлебывать настоечки да наливочки.

Зашла беседа о железных дорогах. Стоявший за стульями штатный смотритель с приличной осторожностью осмелился доложить, что было б хорошо и даже необходимо для отечественного просвещения провести железную дорогу в Рожнов. Городничий закинул назад голову и, с презрением взглянув на смотрителя, молвил:

— Ишь чего захотел!

Штатный смотритель поперхнулся куском пирога и с глухим кашлем наклоняясь и закрывая рот салфеткой, торопливо вышел в переднюю.

— А что ж?.. Недурно бы было, — сказал исправник. — С Волги живых стерлядей сюда бы возили.

Исправник, по собственному его выражению, имея "характер гастрономический", держал повара, привезенного из Москвы, и смотрел на обед как на цель человеческой жизни.

— Часты будут наезды из губернии, — ответил городничий. — Из мундира не вылезай. Да и накладно.

— Правда, — подтвердил сонм благородных. Согласился и гастроном-исправник.

По углам разговоры шли деловые. Только и слышно было:

— К вам послано было отношение, на это отношение вы отвечали…

— А по указу губернского правления…

— Недоимка наросла страшная, хоть ты тут тресни, ничего не поделаешь…

— А казенная палата и посылает указ…

— Ну, и заключить его в тюремный замок!

И за столом разговор с железных дорог на дела перешел.

— Деятельностью могу похвалиться, — говорил исправник. — Загляните когда-нибудь к нам в земский суд, Андрей Петрович, — посмотрите… Тридцать шесть тысяч исходящих!.. И до этакого числа, могу сказать, я довел. При покойнике Алексее Алексеиче редкий год двадцать тысяч набиралось. При моей бытности, значит, в полтора раза деятельность умножилась. Дел теперь у меня… Ардалион Петрович! — крикнул он через стол секретарю земского суда. — Сколько у нас дел?

— По суду? — басом спросил секретарь.

— И по суду и у становых, всего сколько?

— Тысяча восемьсот шестьдесят девять дел к первому числу показано, — пробасил Ардалион Петрович и хлопнул на-лоб рюмку хересу.

— Возьмите вы это, Андрей Петрович, тысяча восемьсот шестьдесят девять дел. Средним числом хоть по двадцать листов на дело положить… ведь это… двадцать да шестнадцать… семнадцать… ведь это тридцать семь тысяч листов без малого. Да еще мало я кладу по двадцати листов на дело. Так изволите ли видеть, какова у нас деятельность…

Слова исправника просьбицу означали: когда, дескать, увидите министра, скажите ему: "есть, мол, ваше высокопревосходительство, в Рожнове исправник, Степан Васильич, отличный исправник, деятельный, привел уезд в цветущее, можно сказать, положение".

А вечерком на сон грядущий так исправник мечтал: "Скачет от губернатора нарочный, скачет, скачет, прямо ко мне. "Пожалуйте, говорит, к губернатору для объяснения по делам службы". Еду, разумеется, немедленно, являюсь… А губернатор на шею ко мне. "Поздравляю, говорит, поздравляю, Степан Васильич, поздравляю!" А сам крестик из пакета вынимает, к мундиру пришпиливает. Я, разумеется, в плечо его превосходительство, руку ловлю… Не дает. "Лучше, говорит, я тебя в губы"… Заманчиво, черт возьми! ей-богу, заманчиво!.. Какой бы обедище задал!.. Как свиней кормят пареной репой, так бы всех закормил я трюфелями!.. Пирогов бы страсбургских выписал, омаров… На каждого по пирогу да по цельному омару!.. Такими бы дюшесами стол изукрасил, что кто б ни взглянул, так бы и обомлел".

Пиршество меж тем продолжалось. Именинник торопливо перебегал от гостя к гостю, упрашивая ровно бог знает о какой милости побольше покушать. Напрасно он хлопотал, и без того гости охулки на руку не клали. Исчезло со столов пять кулебяк с визигой да с семгой, исчез чудовищный осетр, достойный украсить обеденный стол любого откупщика; исчезли бараньи котлеты с зеленым горошком и даровые рябчики, нашпигованные не вполне свежим домашним салом. Все исчезло в бездне «благородных» утроб… Со славой те утробы поспорили бы с утробами поповскими… Про них, к общему удовольствию гостей, рожновский Волтер, обращаясь к отцу протопопу, сказал: "Сидит поп над псалтырью, другой поп с ним рядом. "Что б означало, — спросил один: — бездна бездну призывает?" Другой отвечает: "Это, говорит, значит: поп попа в гости зовет".

Из-за стола встали грузны. Волтер хотел было домой идти, но, отыскивая картуз, сел нечаянно на стул у окошка и тотчас заснул. Духовенство ушло, вслед за ним и мелкая сошка.

Оставшиеся завели речь про губернаторскую ревизию, потом заговорили о портрете, висевшем в гостиной именинника.

— Расскажи, Иван Семеныч, про портрет-от, — сказал городничий.

— Да вы ведь уж знаете, Антон Михайлыч, — несмело отозвался Иван Семеныч. — Зачем же повторять?

— Да вот наш гость, дорогой, Андрей Петрович, не знает.

— Эх, — воскликнул Иван Семеныч, махнув рукой. — Не понять Андрею Петровичу!.. Мы ведь люди простые, степняки, не петербургские… Нет уж, Антон Михайлыч, — пущай его висит!.. Бог с ним!.. Мы ж теперь маленько подгуляли… Нехорошо в таком виде про такие дела говорить.

Неотступные просьбы поколебали именинника. Тихо подошел он к гостиной, осторожно притворил дверь и уселся в кружок. На лице его заметно было душевное волнение. Положил он широкие ладони на колени, свесил немного голову и, помолчавши, вполголоса начал рассказывать:

— Его превосходительство Алексей Михайлыч Оболдуев, наш губернский предводитель, — его, Андрей Петрович, вы, конечно, имеете честь знать, — изволили лет пять тому назад в Рожновском уезде с аукциона купить заложенное и просроченное имение гвардии поручика Княжегорского, село Княжово с деревнями… В том селе дом был старый-престарый, комнаты-сараи, потолки со сводами, стены толстые, ровно московский Кремль. В стары-то годы, знаете, любили строиться прочно, чтоб строенью веку не было. Толсто, несуразно, зато прочно выходило.

Дом у Княжегорского был запакощен хуже не знай чего. Когда в нашей губернии вторая бригада восьмой дивизии стояла, он его под военный пост отдал. И стены, и полы, и потолки в таком виде после христолюбивого воинства остались, что самому небрезгливому человеку стоило только взглянуть, так, бывало, целый день тошнит… И в таком-то доме — слышим — его превосходительство Алексей Михайлыч желает по летам проживать. Оченно ему понравилось местоположенье Княжова.

С диву пали. "Как же это, думаем, его превосходительство Алексей Михайлыч, особа обращения деликатного, воспитания тонкого, в вертепе станет жить?" Однако ж года через полтора его превосходительство, можно сказать, восьмое чудо сотворили: из запакощенного дома такой, могу вам доложить, соорудили, что хоть бы в Петербург возле государева дворца поставить. Зимние сады, цветные стекла, бронзовые решетки, карнизы, из белого камня сеченые. Не дом — чертоги.

Так и ахают все, а его превосходительство Алексей Михайлыч изволят говорить: "подождите, то ли еще будет". И выписали они из Риги немца — Карла Иваныча, чтобы он княжовский дом живописью украсил. Приехал Карл Иваныч, а был он немец настоящий, ни единого то есть слова по-русски не разумел. После наторел, а на первых порах ровно полоумный был: ты ему говоришь дело, а он выпучит глаза да головой мотает. Смешной был немец!

Чего только он ни натворил: потолки расписал, нагих Венер, Купидонов и других языческих богов намалевал, и все-то они вышли у него народ здоровенный, матерой, любо-дорого посмотреть!

Живучи в Княжове, Карл Иваныч в Рожнове частенько бывал.

Подружился я с ним, когда он по-русски стал понимать. Мастер наливки делать и все по рецептам. И меня теми рецептами снабдил. Наливочки, смею полагать, изряднехоньки. Андрей Петрович, сливяночки не прикажете ли, али вот поляниковки!.. Деликатес, могу доложить!..

Однажды приезжает немец в город прямо ко мне.

— Что, говорю, Карл Иваныч, зачем бог принес?

— Дельце, говорит, Ифан Симонишь, есть.

— Какое дельце?

Пошел немец рассказывать.

Дело вот какое было. В ихней Немечине, в самой то есть настоящей Немечине, в Ревеле, сродник помер у Карла Иваныча, и ему доводилось наследство получить. А как получить — не знает. По дружбе взялся я ходатайствовать, доверенность взял у него и пошел в Немечину бумаги писать. Возни много было, немцы — народ ремесленный: законов не разумеют… И присутственны-то места у них не как у людей: «обергерихты» да «гутманы», сам черт не разберет!.. А Карл Иваныч горячка: ему б в один день наследство взять безо всякой переписки. "Нет, говорю, брат, шалишь, не в порядке будет, ты повремени, а я стану писать, как следует". Насилу мог урезонить. Наставивши его на должный порядок, без малого полтора года вел его дела. Выслали напоследок Карлу Иванычу из ревельской Немечины шестьсот целковых.

Зарадовался. На козьих своих ножках так и подпрыгивает, ручонки так и потирает…

— Сколько, говорит, надо, Ифан Симонишь, благодарности?

А я ему:

— Бог с тобой, Карл Иваныч! С ума ты, что ли, спятил… Я хлопотал по дружбе, денег не возьму.

А он:

— Да мне, говорит, совестно, Ифан Симонишь.

Хороший был человек, даром что немец, совесть знал.

— А коли, говорю, совестно, так подари картинку своего писанья.

Так и запрыгал… Руку мне пожимает, меня же благодарит, что картину у него потребовал… Слезы даже на глазах выступили. А не тому рад, что деньгами мне не поплатился. "Мне, говорит, то дорого, что вы, Ифан Симонишь, искусство любите".

А я ему:

— Уж там, брат, люблю ли я, нет ли, а картинку-то мне подай.

— Есть, говорит, у меня "Разбойник венецианский", младенца режет, да есть, говорит, "Итальянское утро", да есть, говорит, губернаторский портрет.

Разбойника взять поопасился. По должности неприлично… Стряпчий… У царского-то ока да вдруг разбойник в доме заведется?.. Хоть и не русский, а все нехорошо… Опять же супруга каждый год тяжела бывает, неравно на последних часах взглянет на «Разбойника» да испужается… Портрет взять, думаю, будет не по чину, смеяться бы не стали: "Какая-нибудь, дескать, пигалицa, уездный стряпчий, а тоже подобие его превосходительства у себя имеет". Давай, говорю, "Итальянское утро". На том и решили.

Добрая неделя прошла, а «Утра» нет как нет… Стал я подумывать, не надул ли меня немец, по губам только не помазал ли? Однако ж нет, везут из Княжова ящик аршина два длины, полтора ширины. Вот оно "Утро"-то!.. Честный человек, не надул.

Жену кликнул… Гляди, мол, «Утро» привезли. Дети прибежали.

— Папася, папася, — голосят, — это пастила, что ли?

— Нишкните, говорю, какая тут пастила! Тут "Итальянское утро": солнышко восходит, коровки идут, пастушок на свирелке играет.

Ребятишки так и запрыгали: один кричит: "папася, мне коловку!", другой голосит: "папася, патуська!"

Как вскрыл да поставил я картину на стол, так даже ахнул… Этакой ты бесстыжий, Карл Иваныч! К женатому человеку да такую пакость!.. Утра-то на картине вовсе нет: стоит молодая девка в одной рубахе, руки моет, рубашонка с плеч спущена, все наружи, рядом постель измятая… И другое житейское — все тут же!

Жена как взвизгнет да всплеснет руками. Плюнула на картину, говорит:

— Срамник ты, срамник этакой, Иван Семеныч!.. На старости лет пакостями вздумал заниматься!.. Я, говорит, отцу Симеону пожалуюсь, задал бы тебе на духу хорошенького нагоняя, епитимью наложил бы. А меня, покаместь эта мерзость в доме, ты и не знай.

Ушла и дверью хлопнула.

А ребятишки пальцами в картину тычут, кричат: "кормилка! кормилка!" А кучер Гришка, что ящик в комнаты вносил, сзади стоит, ухмыляется да бормочет себе под нос: "ровно кума Степанида".

— Вон все пошли! — крикнул я.

Остался один перед «Утром», разглядывать стал… Бес и ну смущать… Глаза масленые, с поволокой, зубы белые, сама дородная; смугла, зато грудиста, а волосы смоль, как есть смоль черные.

Гляжу-гляжу, а сам чувствую, как грех-от на душу лезет. Мурашки по спине… Дышишь — задыхаешься, в сердце ровно горячей иглой кольнуло тебя. Разбежались глаза… Хорошо намалевано!.. Да где ж "Утро-то итальянское"?

Вспомнил, что в законе, в браке то есть состою — нечего, значит, на чужую красоту глаза пялить… Какую бог послал — той и держись, а на чужую не смей зариться, грешных мыслей не умножай!.. Так господь повелел… "Греховодник ты, греховодник, Карл Иваныч! Вот оно в тихом-то болоте черти живут. Тихоня, скромник, бывало на курносую, рябую стряпку взглянет, так весь зардеет, а вот чем занимается!.."

Жену кой-как усовестил, резоны ей представлял всякие: даровому-де, коню, матушка, в зубы не смотрят, а тебе, говорю, опасаться нечего, девка не живая.

Степанидой попрекнула. А я ей:

— Степанида, говорю, матушка, вещь живая, и ты сама знаешь, что я теперь — ни-ни. А это, говорю, картина, вещь бездушная, греха от нее случиться не может.

Так да этак, уговорил Катерину Васильевну повесить картину в гостиной.

Повесили. Только стал я замечать, что моя Катерина Васильевна невесела ходит; каждый раз, что ни пройдет через гостиную, плюнет. Иной раз всплакнет даже. Станешь что-нибудь говорить с лаской, она: "Ступай, говорит, в гостиную, там у тебя "Итальянское утро".

Раздор семейный, несогласие!.. Ах, ты, немец окаянный!

Рождество Христово подошло, с визитами все. Мужчины приедут — с «Утра» глаз не сводят, а барыни — хоть святых вон неси. "Человек вы немолодой, Иван Семеныч, — корят меня, — малых детей имеете, а такой соблазн в честной дом внесли… бога не боитесь!.." И ни одна, бывало, мимо картины не пройдет, чтобы не плюнуть!.. А небось, как у его превосходительства Алексея Михайлыча в Княжове балы бывают, так из угольной от Аполлоновой статуи наших барынь плетью не отгонишь.

Житья не стало от окаянного «Утра». Отец Симеон началить стал: "Грех, говорит, в одной комнате со святыми иконами богомерзкое изображение держать".

Жаль было картинки. Не бросить же!.. Ежели в гостиной нельзя держать, перенесу ее в заднюю, — маленькая там у меня горенка есть, для прохлады…

Хуже стало. Весь Рожнов заговорил, что царское око в потаенный разврат ударился! Отец протопоп заходил, строго выговаривал.

Провались ты, думаю, окаянный немец, со своим "Итальянским утром"! — Заколотил его в ящик, и назад в Княжово. "Давай, — пишу Карлу Иванычу, — губернатора".

О ту пору, как я «Утро» отправлял, его превосходительство господин губернатор у нас в Рожнове на ревизии был. Приехал грозный и уехал грозный. Такой робости задал, так всех понастроил, что только господи ты боже… Во все сам входил: и сукно на столах охаял, и ковер, говорит, по закону должен быть… Заметил, что законы не за замком лежат, что стулья поломаны, на заднюю лестницу даже ходил. Всем досталось, а мне изволил сказать: "Ты ни за чем не смотришь, ничего не видишь!" Так и сказал… Ей-богу!

Думаю: "Ну как немца да продернет на портрете… Как угораздит его, чертова сына, без орденов изобразить. Повесить нельзя будет его превосходительство. Хуже "Итальянского утра" выйдет".

Везут ящик. Тут я ни жену, ни детей не позвал, вдвоем с Гришкой ящик вскрывали… Ах, ты, немец окаянный… Звезду намалевал, а ленты нет… Да еще во фраке изобразил начальника-то губернии!.. А у фрака-то, можете себе вообразить, лацкан больше чем ползвезды закрывает.

А сходствия много; и смотрит грозно и руку за жилет. Так вот, кажется, сейчас и скажет: "а ты чего смотришь, дурак?"

Повесил я портрет в гостиной над диваном. Спервоначалу у нас в доме все посмирней пошло, и жена меньше ругается и развратом не попрекает. Кто ни придет, всякий, бывало, с почтением взирает. Один Иван Павлыч, ну да он что?.. Волтер, так Волтер и есть.

Заварилось той порой казусное дело. Окружной с откупщиком не поладил, каши ему наварил. Из-за выставок дело пошло. Знаете, выставка пятидесятидневная, а сидят с вином круглый год. Окружной взъерошился, дело поднял. Произвели следствие, в уездный суд представили, плохо откупщику. Сам прискакал… Заметался во все стороны: "отцы, говорит, родные, выручайте". С окружным на мировую, с нами тоже.

Только что уехал он от меня, стою в гостиной, считаю благостыню. Поднял глаза, варом меня обдало! Его превосходительство глаза так и выпучил. "А! мошенник, попался!.. В моем виду берешь!.. А по Владимирке хочешь?.. А?.." Руки с деньгами я за себя, сам думаю: "А в самом деле, неловко в присутствии его превосходительства якобы благодарность получать. Оно, конечно, не в самоличности, однако ж подобие".

Да сыскоса и глянул на портрет… диво, ей-богу!.. Не страшно.

"Однако ж, думаю, что ж это за оказия? Стал замечать: никто не боится портрета, даже и ребятишки. Старший-от у меня побойчее, без робости в гостиную ходит, запрыгает на одной ножке перед портретом, спустит рукава с ручонок да и кричит во все горло: "Альмянин, альмянин, больсеносой альмянин!"

— Какой, — крикну ему, — армянин? Это начальник, ты должен иметь к нему уважение.

А он прыгает да твердит: "Не нацяльник — альмянин!.. Не нацяльник — альмянин"… Да все на одной ножке. Сек два раза — неймется.

Цесарцы[1]Цесарцами назывались мелкие торговцы, развозившие по городам и помещичьим деревням товары и лекарства. Они назывались и "венгерцами" в Рожнов приехали, моя Катерина Васильевна и кликни их… Бабье дело, им бы хоть поглазеть на нарядные вещицы. Разложили цесарцы товары в зале. Жена и ну приставать: купи да купи ей браслетку да брошку. Я сначала будто не слышу, а как надоела, вызвал ее в гостиную, стал урезонивать.

— Образумься, говорю, матушка! Пристало ль тебе, говорю, браслеты да брошки носить? Ведь ты уже не молоденькая!..

Как ругнет меня!.. Да раз, да другой, и пошла и пошла.

— Что ты, говорю, матушка, раскудахталась? Хоть бы его превосходительства постыдилась!

А Катерина Васильевна как захохочет, так даже и покатилась.

— Дурак, говорит, ты, дурак… Какое это начальство? Это, говорит, тряпка малеванная! Это, говорит, вот что…

Да как харкнет прямо в нос его превосходительства.

Я так и ахнул… А как прошло время, думаю, что ж это в самом деле? Не похоже разве?

Стал больше замечания держать. Что за шут, прости господи… Никакой робости перед портретом… Что такое?.. До того дошло, что иной раз после пирушки голова развинтится, — тряпку с уксусом приложишь, травничком опохмелишься да, принеся подушку в гостиную, положишь ее на диван, да в халате под портретом и ляжешь. Лежишь да посматриваешь, иной раз даже скажешь мысленно: "Ну что? Ну вот я и пьян, и в суд не пошел, а ты ничего не можешь сделать, даром что губернатор". То есть, я вам доложу, ни малейшей робости. Тут только я догадался, что портрет-от был привезен на другой день после того, как его превосходительство нам копоти задал. Со страху-то на первое время он грозно смотрел и уважение к себе вселял, а как дело-то поулеглось и портрет-от пригляделся, робости и не стало.

Не ловко дело. Ребятишки подрастают, и ежели мальчишки с малолетства не будут уважать начальство, что выйдет из них, как вырастут?.. Сохрани господь и помилуй от такого несчастия! Взял я отпуск ден на четырнадцать, в губернию поехал. Портрет с собой.

Там узнаю, что его превосходительство новой монаршей милостию взыскан, Владимира второй степени большого креста получить удостоился. Портрет-от, значит, я и кстати привез, другую звезду надо пририсовать.

Живет у нас в губернии Иван Лазарев, цараповский отпущенник. Живописью кормится: вывески по городу пишет и божьим милосердием отчасти промышляет, иконы то есть пишет, и хоша запивает, однако богомаз из наилучших. Портреты, окроме царских да его превосходительства, теперь перестал писать; портретная-де работа совсем подошла и совсем, почитай, перевелась с тех пор, как угораздило немца какого-то штуку выдумать: посадить человека перед ящиком, портрет в ящике сам готов. Ни дать ни взять, как камедиянты яичницу в шляпе стряпают. Нечистая ль сила тут малюет, другое ль что, только эти ящики, — говорит Иван Лазарев, — насущный хлеб у нашего брата отбили… Ведь на вывесках да на божьем милосердии далеко, говорит, не уедешь.

Я к нему, к Ивану Лазареву. Приятеля-то, Карла Иваныча, в нашей губернии тогда уж не было, в Немечину уехал. Говорю Лазареву: "Вот, братец ты мой, портрет его превосходительства, припиши ты другую звезду, в мундир наряди и в ленту, да в лице величия и строгости подпусти. Заодно уж и золотую раму спроворь".

Поладили за тридцать целковых кругом.

— Смотри же, говорю, не попорти, работа немецкая.

— Помилуйте, говорит, батюшка Иван Семеныч. Нам немецка работа нипочем. Бывала в наших руках самая даже итальянская. Не самоучкой дошли до искусства, покойником барином из годов Ступину в академическую школу был отдан. Десять лет, сударь, в Арзамасе выжил! Рафаэля можем писать.

— К тому я тебе говорю, Иван Лазарев, что руки-то у тебя больно трясутся.

— Это, говорит, ваше благородие, от пьянства. Запоем пью. А вы не сумлевайтесь; хоша рука и дрожит, однако ж на губернаторских портретах шибко набита. Так я ее, сударь, набил, что вот хоть сейчас в вашем виду зажмурюсь и портрет напишу: в рост — так в рост; поясной — так поясной. Оченно много заказывают.

Ждал я недолго. Несет Лазарев портрет. Переделал на диво. Своим добром хвалиться не велят, а тут уж просим извинения… Хорош! утаить нельзя.

Как принес его Иван Лазарев — взглянул я и глаза опустил.

— Спасибо, говорю. Вот твои деньги, вот еще полтинник на водку. Одолжил!..

— Питер, не губернатор, — говорит Иван Лазарев, отступив шага на три и закинувши голову.

— Именно, говорю, хоть в Питер такой портрет.

— Громы, говорит, мещет грозный зев.[2]Иван Лазарев в Арзамасе у Ступина учился мифологии, знал про Зевса и Юпитера. Иван Семеныч, не получив классического образования, полагал, что ему он про Петербург да про губернаторский зев говорит.

— Грозён, говорю, действительно. И зев, говорю, у его превосходительства очень грозён. Зарычит на ревизии — душа в пятки уйдет. Ну, говорю, можно тебе чести приписать, Иван Лазарев, руки у тебя золотые. Жаль только, что руки-то золотые, да рыло поганое. Зачем не в меру пьешь?

— Эх, завей горе веревочкой!.. Прощайте, батюшка, Иван Семеныч. Теперь за ваше здоровье запил Ванька, загулял.

Что ни знаю живописцев, до вина очень охочи. Хоть и Карла Иваныча взять: бывало, так нарежется, что и русскому не суметь! А из господских, что отдают в ученье живописному, все давятся побольше; барин учит-учит человека, а как только выученный малый поступит в барский дом, тотчас и задавится. Ну и убыток.

Привожу домой обновленный портрет, вешаю на прежнее место. Тишина райская пошла. Жена ни гугу, а дети разревутся — нянька прямо их в гостиную. Покажет на портрет, скажет: "а вон бука-то!". Ребенок и стихнет.

Сами изволите видеть: и величие, и строгость, и важность, все. И две звезды и лента через плечо.

Случится в суд опоздать, так я из спальной через кухню, а мимо портрета не могу. Не вынесу, ей-богу не вынесу!

Да не я один… Помните, Антон Михайлыч, как в прошлом году я получение беспорочной пряжки праздновал. Этак же вот собрались все у меня, Андрей Петрович, только вечером. После ужина затеяли жженку варить. Середь гостиной стол поставили, свечи вынесли, зажгли жженку. Только вдруг вот Антон Михайлыч как закричит: "Убери, Иван Семеныч, убери поскорей!.." Взглянули, а от пламени-то личико его превосходительства так и морщится, так и хмурится. Пошел я к Катерине Васильевне, взял драдедамовый платок и с благоговением завесил портрет".

— Да, сходствие большое, — заметил, затягиваясь «Жуковым», Антон Михайлыч.

— Мечта! — заметил исправник.

— Хороша мечта, — возразил городничий. — А в прошлую ревизию как за мосты да за гати кого-то пудрили? Тоже мечта была?

— Нет, Степан Васильич, — подхватил именинник, — тут не мечта. На что Иван Павлыч, и тот перед портретом горла зря не распускает. Да где он?

Оглянулись: Волтер, сидя на стуле и склонив на окно буйную голову, спал богатырским сном. Пять экстр приди, десятка два эстафет приезжай, — не добудятся.

— Свалило, — мотнув головой, заметил городничий.[3]Впервые напечатан в журнале "Русский вестник" за 1858 год, т. 13 — февраль. В этом рассказе Мельников использовал некоторые детали из отрывков ранней своей повести "Новый исправник", напечатанных в 1840 году в "Литературной газете" Краевского.

librebook.me


Смотрите также